“Внешний вид наступающих немецких войск совершенно изменился”- офицер Вермахта рассказал о битве за столицу СССР

Московская битва Великая Отечественная Война

Многие могут со мной не согласиться, но я считаю, что исход войны был предрешён ещё под Москвой. Немцы рассчитывали на быструю победу, и когда «Блицкриг» провалился, стало очевидно, что к затяжному противостоянию они не готовы. 

Материалом для написания этой статьи послужили воспоминания Луитпольда Штейдле, который был офицером Вермахта и сумел выжить на Восточном фронте. 

Портрет Луитпольда Штейдле
Немецкий офицер Луитпольд Штейдле

Примечательно, что в отличие от большинства немецких генералов, которые ещё верили в победу Вермахта после поражения под Москвой, наш герой уже на тот момент осознавал, чем закончится для немцев нападение на СССР. По его словам, даже внешний вид немецких солдат изменился:

 «Внешний вид наступающих немецких войск совершенно изменился. Если в первые недели войны в России еще старались строго соблюдать уставный порядок и дисциплину, то теперь все это выглядело иначе. В наступающих войсках можно было видеть крестьянские телеги с плетеными корзинообразными бортами, часто запряженные одной клячей. На телегах передвигались солдаты, главным образом с больными ногами. Они не хотели отправляться в тыл, уже наступил период дождей, и двигаться в направлении, противоположном наступлению войск, было очень трудно».

Немецкие солдаты идут на Москву
Немецкие войска двигаются в сторону Москвы

Наш герой также высоко оценил сопротивление Красной армии в битве за Могилев.

 «Упорные бои развернулись также за Могилев, который в это время находился в 200 километрах позади острия немецкого танкового клина. Чтобы сломить сопротивление трех советских дивизий, пришлось ввести в дело семь немецких, в том числе части нашей, мюнхенской. Эти семь дивизий были задержаны здесь на целую неделю!»

Штейдле вспоминает, что генералы из Генштаба Вермахта предполагали закончить войну взятием Москвы не позднее конца осени. Но они не понимали, какая реальная обстановка складывается на советском фронте.

 «Главное командование сухопутных войск стало концентрировать, на Московском направлении все больше войск. Как известно, Гитлер намеревался вступить в советскую столицу хотя бы поздней осенью.»

Танки Германии в декабре
Немецкие танки в декабре 1941-го

Немцы даже не сомневались, что сходу возьмут Москву. Они рассчитывали быстро сломить сопротивление советских войск и провести парад в Москве. К фронту уже подтягивались генералы, готовые маршировать по Красной площади. 

 «Мы, фронтовики, в ободранном обмундировании, производили по сравнению с этими хорошо одетыми тыловиками жалкое впечатление. Но в те дни солдаты раздобыли то, что они видели лишь изредка, — получили бутылку пива, сигареты, колбасу, сыр и шоколад. Кроме того, мы получили возможность слушать передачи с родины в отлично оборудованной подвижной радиостанции. Никто из нас не верил тому, что вещали немецкие станции, утверждавшие, что в Москве тяжелое положение, все давно бежали из Кремля, Сталин где-то на Урале. Вступление в Москву — всего лишь вопрос дней.»

«Мы стоим под Москвой как победители, и перед нашим мысленным взором в кроваво-красном отблеске возникают горящие кварталы города, бесчисленные купола соборов и стены Кремля! Скорее бы это стало явью!» Так примерно один из нас рисовал в своем воображении то, что нам предстояло увидеть наяву: картины, представшие перед солдатами Наполеона. »

Советские солдаты на Красной площади
Парад советских войск в Москве

Ответный удар советских войск, который откинул немцев от Москвы, вернул командование в реальную жизнь. Некоторые генералы даже и представить не могли, что у РККА найдётся достаточно сил, чтобы провести такое мощное контрнаступление. 

 «Пятого декабря начались сильные удары с воздуха по тыловым коммуникациям и исходным районам, где до сих пор можно было чувствовать себя в безопасности.

Красная Армия начала на широком фронте генеральное наступление, в результате которого немецкие войска были отброшены местами до 400 километров. Несколько десятков самых боеспособных немецких дивизий было разбито. По обе стороны шоссе лежали убитые и замерзшие. Это был пролог к Сталинграду; блицкриг окончательно провалился.»

По воспоминаниям Штейдле, немцы даже не успевали отводить свои тыловые части. Настолько стремительным было продвижение контратакующих советских частей. Организовать грамотное отступление было невозможно. Все просто убегали. 

 «Из полевого лазарета в Борисове эвакуировали раненых. Каждого, кто считался транспортабельным, выдворяли. Санитарных поездов не хватало. Трясясь от лихорадки, я провел два дня в товарном вагоне, сидя на походном чемодане. »

Контратака под Москвой
Подготовка контратаки Красной армии под Москвой

Битва за Москву для нашего героя закончилась в полевом лазарете. После его отправили в госпиталь с сильным бронхитом. От своих знакомых он узнал, что Вермахт потерпел сокрушительное поражение под Москвой. В немецких газетах такую информацию предпочли не писать. 

 «О том, что разыгралось под Москвой, в газетах не было ни слова. Сообщения о советском наступлении маскировались утверждениями о выравнивании фронта, запланированном занятии новых исходных позиций. Населенные пункты почти не назывались».

Я в очередной раз убеждаюсь в том, что немцы, готовясь к вторжению в СССР, допустили одну из грубейших своих ошибок – недооценили советские войска.

Почему, по вашему мнению, немцы не смогли взять Москву и потерпели поражение на подходе к советской столице?

Оцените статью
Добавить комментарий